Интервью с Еленой Самариной

Гости города: Художник по макияжу и гриму Елена Самарина

Чего не умеют делать молодые визажисты, и где брать информацию гримерам из Владивостока

Текст: Ольга Продан
Фото: Марго Попович

Тэги: 

Художник по макияжу и гриму и президент марки Kryolan в России Елена Самарина приезжала во Владивосток с семинаром для визажистов. Три дня в школе профессионального грима и макияжа «Гримерка» она обучала молодых профессионалов свадебному мейк-апу, для съемок с последующей отработкой на моделях, работе с различными текстурами и спецэффектами. В специальном интервью для «Вл3000» Елена Самарина рассказала о том, за что клиент платит в салоне, как устроен мир визажистов в России, и есть ли потенциал развития в этом направлении у Владивостока.

Об истории появления марки Kryolan в России

По первой профессии я художник-гример, и когда в девяностых годах работала в театре, в «Останкино», на фешн-показах, главной проблемой было отсутствие профессиональных материалов для работы. Не было продуктов, чтобы сделать тонирование и моделирование лица актера, воплотить творческие задумки. На рынке мы могли купить только непрофессиональные марки для повседневного потребления.

Даже во время учебы в театральном училище предоставляли  одну единственную коробку грима, которая производилась на фабрике еще советских времен. А хотелось делать какой-то фейс-арт, использовать металлические фактуры — серебро, золото. Приходилось брать пигменты, которые используются в покраске стен. Они, конечно, совершенно не предназначены для лица, но зато получался красивый цвет, и тогда это считалось фантастическим! Я знала, что где-то там, в Европе, есть марки, которые предоставляют большой ассортимент для создания различных образов, но не в России.

 

 

 

 

 

 

 

Я стала узнавать у коллег, какие из существующих в мире марок стоило бы привезти на российский рынок. И они сказали, что «вот если б “криолан”…». Это немецкая косметика, и в свое время Мосфильм и Ленфильм по валютным контрактам закупали только ее. Для гримера считалось невероятным профессиональным подарком, если на картину закупали что-то из этой марки.

Я написала письмо в «Криолан», рассказала о себе и предложила сотрудничество, не имея особых связей и денег. И мне ответили! На тот момент их продукцию закупало еще несколько российских фирм, но они специализировались на танцевальной атрибутике, обуви, и для них был важен именно сценический грим. Так я сделала первую закупку, арендовала офис, и за три дня мои коллеги раскупили всю партию. А если есть потребность, значит, и у самого дела есть будущее. А через год компания «Криолан» пригласила меня подписать эксклюзивный контракт на поставку марки в Россию.

 

 

О различиях между художником по гриму и визажистом

Когда я училась на гримера, такой профессии, как визажист, еще не было. Она только начинала формироваться, и визаж подразумевал именно работу с повседневным макияжем. Его задачей было подчеркнуть природную красоту женщины, ее индивидуальные черты лица и деликатно скорректировать дефекты или пропорции.

Профессия гримера намного шире по своим возможностям. Вообще, грим — это первый шаг к перевоплощению актера. Гримеры создают для него новый образ, помогают стать другим человеком. И если визажисту было достаточно месячного курса обучения, то гримеры осваивают искусство несколько лет. Кстати, профессии визажиста даже нет в регламентированном реестре профессий. Есть художник по гриму, гример, постижер, а визажиста нет.

Я училась на гримера четыре с половиной года: мы изучали историю искусств, прически, костюма, макияжа; как развивалось понятия о красоте; проходили живопись, рисунок, скульптуру. Первый год был полностью посвящен гриму черепа. Нельзя сделать портретный грим, не зная, какими приемами изменить форму лба или носа, как приподнять скулы или увеличить подбородок. У нас целый год ушел на вылепливание черепа на уроках скульптуры, потому что надо было руками прочувствовать костную структуру головы человека. Сейчас я часто вижу, как мои студенты, не чувствуя скуловой кости, на первом этапе не могут нанести румяна — они у них куда-то «съезжают» с лица. 

 

 

 

 


 

 

 

О требованиях к молодым визажистам

Я не предъявляю никаких требований. На самом деле, в эту профессию может прийти любой человек. Тем более что сейчас появилось много тренингов по изучению собственного лица, макияжа «для себя».

Но всегда хочется видеть в студентах развитых личностей. Когда я говорю, что сейчас один из модных трендов сезона «весна-лето 2014» — это экспрессивные макияжи, навеянные техникой работы импрессионистов, или провожу параллель с работами Кандинского, конечно, хочется, чтобы тебя понимали. Это интересно обсуждать с людьми, которые вообще имеют представление, кто такие импрессионисты и кто такой Кандинский. Также хочется, чтобы люди, которые приходят на обучение, имели представление о том, что такое профессиональный макияж, чем он отличается, для чего делается. Чтобы люди были думающие.

В Европе и Америке нет разделения грима и макияжа, у них все — make-up. Поэтому неважно — визажист ты, гример, — всегда нужно думать, почему вы берете именно этот оттенок, к чему он подойдет. Это — наука. Не будет последовательной логики — мы не придем к намеченному результату. Ты не просто так взял этот карандаш или эту тень: в голове должно быть четкое понимание конечного результата.

О качественном коммерческом макияже

Если вы обратились за услугой к визажисту, и вам, как клиенту, нравится, значит, результат достигнут. Когда вашим внешним видом будут восхищаться, никто не станет разбирать, кто, как и что вам сделал. Вы красивы, черты лица выразительные — это и есть главная задача макияжа. Другой вопрос — как это сделано технологически.

Предположим, что вы идете вечером на мероприятие, где будет искусственное освещение, танцы, а вы вспотели и вдруг весь ваш макияж «поплыл». Это говорит о том, что в процессе нанесения была нарушена технология с точки зрения стойкости макияжа. Когда мы делаем коммерческий макияж, мы должны продать ту услугу, за которую нам платят, и сделать такой макияж, который женщина сама себе никогда не сделает. Да, мы все можем себе накрасить глаза и губы продукцией обычных марок, но мы не сделаем этого так профессионально, как сможет сделать мастер профессиональной косметикой. Поэтому при выборе визажиста стоит обращать внимание на рекомендации и отзывы других мастеров и клиентов.

 

 

О ценах за услуги визажиста и тренинги профессионалов

На формировании стоимости влияет много факторов. Если говорить о тренингах приезжего мастера, то, в первую очередь, это та группа расходов, которые нужны для организации самой поездки: стоимость билетов, проживание в гостинице, количество часов семинара, тренировочных дней и выполненных макияжей на практической части. И плюс гонорар мастера — зависит от его востребованности на рынке и от того, как он сам оценивает свои услуги.

Также мастер привозит с собой кейс с продуктами, и любой студент может все это пробовать, смешивать, отковыривать и делать с косметикой все, что угодно. Задача семинаров — знакомить с технологиями и работать с ними на моделях.

Каждый день семинара я настаивала на том, чтобы визажисты работали с различными видами тональных средств, теней, кистей и аппликаторов, чтобы они тестировали их как можно больше. В обычной жизни у них такой возможности, как правило, нет: отучились и работают с определенными навыками — ни шаг влево, ни шаг вправо. Потому что есть четкий регламент по времени в работе с клиентом, чувство ответственности, есть задачи от заказчика, если это съемки фото, видео или реклама. И молодой специалист просто боится пробовать новое, у него нет навыка эксперимента: «Я привык работать этим тоном-флюидом, и буду им работать. В лучшем случае, поменяю оттенок, но не буду пробовать ничего другого, потому что нет времени и условий для экспериментов и проб». Тренинги предоставляют такую возможность.

На формирование цен коммерческой услуги в салоне влияет статус салона. Если салон премиум-класса, то со стороны собственника может быть много затрат на содержание салона, зарплаты персонала. Входит и стоимость косметики. Она рассчитывается по себестоимость услуги: берется приблизительное количество косметики в граммах, потраченное на одно лицо и, в зависимости от стоимости продукта, высчитывается, сколько в денежном эквиваленте израсходовано на один макияж. Плюс процент от стоимости услуги для визажиста и для салона, и средняя цена по рынку. Салон может поставить ее чуть выше или чуть ниже.

 

 

Фрилансеру не нужно платить никаких процентов, он может демпинговать цены сколько угодно. Мне рассказали, что такая проблема существует во Владивостоке: салоны с определенным уровнем не могут опускать цену на услугу, а фрилансеры перебивают их своими, более низкими, ценами. В салоне макияж стоит 2000 рублей, а фрилансер сделает за 950 рублей — придет домой на кухню клиента, и накрасит непрофессиональными марками при освещении «лампочкой Ильича». Даже если это такие люксовые марки, как Dior, Chanel или Helena Rubinstein, они все равно не всегда дают возможность решить профессиональные задачи, касательно стойкости и длительности ношения, в отличие от профессиональных марок. 

О школе «Гримерка» и молодых визажистах Владивостока

О «Гримерке» могу сказать, что большая удача иметь такое просторное помещение в центре города с раздельными уровнями для парикмахеров и для визажистов, с таким свежим воздухом, большими окнами, уютным внутренним двором. Это уже большой успех. Если сравнить с Москвой, то там даже лидирующие школы не могут позволить себе таких помещений из-за безумной арендной стоимости. Им приходится выбирать: ютиться на 50-70 квадратных метрах, но в центре города, либо расположиться в спальном районе, куда мало кто доберется. С «гримеркой» эта проблема решена: светлое помещение, высокие потолки, выдержанный нейтральный стиль с белыми стенами — ничего не разрушает впечатление от твоей работы, нет инородных красок. В таком помещении приятно работать и учится.

А когда есть такие условия, молодым специалистам учиться одно удовольствие. Хороший ход был с точки зрения правильного названия. Мне оно близко и очень приятно на слух. То есть, мы сразу понимаем, что «Грмерка» — это профессионально, а не просто «студия» чего-то неизвестного. Слово связано с созданием образа, цельной работы. Так что, я считаю, городу повезло.

 

 

 

 

 

 

 

Визажисты, которые пришли на мой семинар — увлеченные люди с определенным опытом, что не может не радовать. За эти дни я познакомилась с гримерами Театра оперы и балета, актрисой театра Горького. Они говорят о той самой проблеме, когда нет возможности получить начальное образование гримера. Здесь мастерам приходится всему учиться самим. Сейчас в театре есть либо визажисты, либо визажисты-парикмахеры, гримеров нет. Им неоткуда черпать практические знания, постоять, послушать и вживую посмотреть на работу мастера. Мы как раз обсуждали, насколько было бы важно иметь в «Гримерке» курсы повышения квалификации для гримеров.

Иметь доступ к различного рода учебной информации очень важно. Не надо зацикливаться на одном кумире и делать все по одному принципу. Нужно учиться у разных мастеров, посещать разные тренинги, развиваться и впитывать все, как губка. Надо подслушивать и подсматривать, в хорошем смысле. Учиться никогда не стыдно. 

КОНТАКТЫ

Тренинг центр "Гримерка"

г. Владивосток, ул Светланская 16,  (вход в арку)  пн-пт  c 11-00 до 19-00

200 24 64, 241 32 14

 

Профессиональный магазин для гримеров и визажистов

г. Владивосток, ул. Светлаская 106  ТЦ Авангард, 5 этаж, ежедневно с 10-00 до 19-00

200 07 64, 264 24 06

 

 

 

^